Эта история, про горный поход на 12 дней с ребёнком 8ми лет, на 3х велосипедах, протяжённостью 260 км., с переходом через перевал Балк-Баши(3691 м), категории 1а в пешей квалификации.

На перевале Балк-Баши

На перевале Балк-Баши

Часть 1. Дотянуть до перевала.

Заполнив все свободные бутылки кислыми минеральными водами, в г. Кисловодск, мы отправились в сторону Эльбруса. Первой нашей интересной намеченной точкой  было плато Бермамыт. Путь сразу не задался, постоянный подъём в жаркий день, на пекущем солнце… Акклиматизации ещё нет и набирать высоту достаточно тяжело. Мимо проезжают автомобилисты, много из разряда «не знаю, куда еду и зачем». Были курьёзы, вплоть до: «Скажите, а что там впереди интересного, а то мы едем и не знаем, нужно ли нам».

В посёлке Индустрия останавливаемся около магазина перед мечетью, чтобы немного охладиться мороженным. Мимо проходит имам, идёт оповещать о начале обеденной молитвы. Через дорогу сидит группа молодых ребят, при виде нас грубо бросающих в нашу сторону: «Понаехали, чурки, уроды!». Оставляем их отношение к гостям на суд Аллаха, едим мороженное и торопимся дальше, в горы.

Обедаем на границе Малокарачаевского района в придорожном кафе вкусными хычинами и айраном, который здесь почему-то не кислый и больше напоминает йогурт. Подкрепившись, сворачиваем с асфальта и грунтовками, среди сенокосных полей направляемся к заветному плато. На полях, тракторы косят сено, некоторые заканчивают работу и направляются вниз в 17 часов, другие же работают до самой темноты. Место под палатку выбираем засветло, но ставимся уже в темноте, чтобы не вызывать лишних вопросов, время до темноты коротаем игрой в китайские шашки.

Пока никуда не торопимся, но стараемся перейти на график дня с подъёмом на рассвете, в 6 утра и отбоем с заходом солнца.

Едем по просторам предгорий и задумываемся: «А когда-то здесь бродили зубры, а в Подмосковных лесах водились песцы… Человек всему причина, человек всему конец.»

По дороге встречаем двух велотуристов из Пятигорска:
- А вы откуда? Из Москвы? Ну да, местные тут не катают.

Коллеги

Коллеги

К вечеру погода портиться, налетают облака, начинается дождь. В дальнейшем это будет типичная погода Приэльбрусья — утром ясно, после обеда облачно и к вечеру — дождь.

Где мы?

Где мы?

На плато Бермамыт

На плато Бермамыт

Ночуем на плато Бермамыт, ставя палатку в густом облаке, в надежде, что до обрыва далеко. Всю ночь приходится гонять лошадей, в ясную лунную ночь они поднялись с пастбищ, пощипать сочной травы.

На рассвете, на фоне Эльбруса  родился жеребёнок, процесс становления которого на ноги мы наблюдали

На рассвете, на фоне Эльбруса родился жеребёнок, процесс становления которого на ноги мы наблюдали

С утра лошадей собирают и сгоняют вниз чабаны.

Вид на Эльбрус с плато

Вид на Эльбрус с плато

Вслед за табуном, уходим с плато и мы, направлясь к Эльбрусу тропами, напоминающими Кавказские приключения О. Бендера и К. Воробьянинова.

Малый Бермамыт

Малый Бермамыт

На хребте двухтысячников, среди кошей, встречаем двух велотуристов из Перми, штурмующих Кавказ уже неоднократно:
- Куда вы едете, в это.. мы бежим от этого, а вы туда, сегодня град был и смерч пронёсся.

Коллега

Коллега

Вскоре по их примеру, мы тоже подберём доску на дороге, распилим и будем возить с собой для экономии газа, деревьев в районе практически нет.

Ещё немного помесив раскисшую глинистую дорогу, встаём на заброшенном ответвлении дороги, с видом на Эльбрус.

Лесная Завирушка приветствует нас с утра

Лесная Завирушка приветствует нас с утра

Горы манят

Горы манят

Следующим броском, проезжаем еле-заметной колеёй через поле и попадаем в замечательную долину реки Ингушли. Тут нас застаёт сильный град.

На закате

На закате, Эльбрус справа

Ещё один изнурительный переход и мы оказываемся в альплагере у подножья Эльбруса. Здесь, одни люди ночуют и отдыхают после восхождения, другие готовятся к подъёму на Эльбрус, для третьих же это лишь очередная ночёвка на маршруте.

Вид на Эльбрус с горы Сирх

Вид на Эльбрус с горы Сирх

На базу мы пришли изрядно уставшие и решили устроить тут днёвку, восстановить силы, искупаться в минеральных водах и опиться вдоволь.

No Camp

No Camping

Этот суслик так внимательно за мной наблюдал, что даже муха его не смутила, долго она ползала у него по голове, пока его нервы не сдали, он выругался и закрутил на неё лапками

Этот суслик так внимательно за мной наблюдал, что даже муха его не смутила, долго она ползала у него по голове, пока его нервы не сдали, он выругался и закрутил на неё лапками

Часть 2. Перевал.

Сразу после альплагеря, нам предстоял штурм перевала Балк-Баши. В то утро, перед нами по тропе на ледник ушла тренироваться группа иностранцев с гидом, все нарядные, с трек-палками в руках, ледорубами и прочим снаряжением за спиной, мы же посеменили следом, с велосипедами в руках вместо трек-палок. За нашим подъёмом на плато Ирахиксырт наблюдали вероятно все постояльцы лагеря.

Так вышло, что перевал, который с рюкзаком за спиной вполне по силам пройти за день, у нас, с ребёнком и 3мя велосипедами растянулся на три. Проходить некоторые элементы мне приходилось по три раза, сначала с рюкзаком и детским велосипедом в руках, потом со взрослым велосипедом и в третий раз со вторым взрослым велосипедом. В Первый день восхождения на перевал нам отрезала путь река Кызылкол. К броду мы подошли поздно, в районе часа дня, солнце уже успело растопить ледник Уллучиран, питающий реку и река бушевала. В месте верхнего брода, была натянута верёвка страховки, оставшаяся от соревнований по 100 км. забегу вокруг Эльбруса. По верёвке, мне удалось, замочившись по пояс, перейти налегке реку, но переправлять на тот берег 2 рюкзака, 3 велосипеда, жену и ребёнка показалось опасным и малоприятным мероприятием, вода ледяная, ноги моментально немеют, в велотуфли с первых шагов наносит кучу мелких колких камушков. Решили остаться на берегу до утра, с полуднёвкой и на рассвете следующего дня, переправились практически не замочившись.

Ручей у переправы

Ручей у переправы

Из-за необходимости перетаскивания вещей по частям и ремонта порванных во время переправы(кидал велосипеды) спиц, решили не рисковать и не выходить на перевал к закату, а остались ночевать под перевалом, на высоте 3500. Вечером прошёл дождь с градом, ночью была отрицательная температура и вся палатка была покрыта слоем льда с утра. Но тем не менее, решение было верным, спуск с перевала оказался не менее изнурительным, чем подъём и занял у нас половину дня. К вечеру мы уже ночевали на 2000х, в прекрасном сосновом лесу Карачаево-Черкессии.

На спуске

На спуске

Часть 3. По ту сторону.

Потрясающе красивые леса и узкие долины встретили нас по ту сторону перевала, после безлесых, полустепных гор Кабардино-Балкарии. Спустившись ещё до 1600 м., мы попали в Хурзук, где нам предстояло пополнить наши запасы продовольствия и снова отправиться в горы.  В Карт-Джурте мы свернули с асфальта и лесовозными дорогами снова стали набирать высоту. Как же прекрасны те районы, леса, много подножного корма — ягод(малина, брусника, земляника), грибов, в подножьях гор растёт алыча, крыжовник, облепиха, но вместе с тем, появляются и следы медведя, вызывающие беспокойство по ночам.

Долина р. Битиктебе

Долина р. Битиктебе

В ауле Хурзук

В ауле Хурзук

Это фото нашего выхода из лесной зоны следует воспринимать в контексте следующего

Это фото нашего выхода из лесной зоны следует воспринимать в контексте следующего

Встречные нами лошади отличались большим любопытством и словно задавались вопросом: "Неужели кентавры существуют?"

Встреченные нами лошади отличались большим любопытством и словно задавались вопросом: «Неужели кентавры существуют?»

Красивой долиной реки Сес, мы поднялись в верховья гор и тропами перешли к озеру Хорлакёль. Само озеро нас не сильно привлекло, даже обедали мы не на берегу, а в лесу на подходе. Внизу, в долине р. Худес, в очень живописном имении, купили сыр, айран и по старой горной дороге, проходящей по хребтам двухтысячников, мы потихоньку покатили обратно к Кисловодску.

Царские ворота - центральный въезд в усадьбу, где мы покупали молочные продукты

Царские ворота — центральный въезд в усадьбу, где мы покупали молочные продукты, словно врата замка с перекидным мостом через ров

Вид на имение сверху

Вид на имение сверху, с тех гор мы спустились

Помощь сына трудно недооценить, в походе прозвучала фраза "Ребёнок только и видит, что спинку моего рюкзака"

Помощь сына трудно недооценить, помогал выталкивать гружёный велосипед жены в сложные подъёмы, в походе прозвучала фраза «Ребёнок только и видит, что спинку моего рюкзака»

В какой-то момент подъёма, услышали всхрапы из кустов, что нас сильно напугало, гадали медведь ли, кабан ли, оказалось — просто лошади черезмерно наслаждались сочной травой на полянке. Мы ушли сильно выше, но ночью они пришли ночевать к нам, предпочитая держаться поближе к человеку, чем меня успокаивали, а супругу беспокоили.

В одном месте, расстояние между нашей дорогой к Эльбрусу и от — составляло всего 2 км., катим параллельным хребтом.

Путь - дорожка...

Путь — дорожка…

Здесь, в пути, среди пастбищ, во время обеда, пассажиры единственной встреченной нами за день машины, предлагали нам любую необходимую помощь — пишу, воду, …

Последний день, в который нас ждал постоянный спуск по асфальту до Кисловодска, преподнёс нам неожиданный сюрприз. Кинув последний взгляд на Эльбрус, мы покатили вниз. В какой-то момент, со мной поравнялась грузовая газель, пассажир на скорости около 30 км/ч стал расспрашивать меня о нашей поездке, интересоваться. Через пару км., мы снова увидели эту газель, стоящую на обочине около пасечников, ребята нам махали руками с просьбой остановиться. Они интересовались, не нужна ли нам помощь, еда, что-либо ещё, не обижал ли нас кто в дороге и что было совсем неожиданным и приятным, подарили нам 2 банки мёда.  Было очень удивительно, настоящее кавказское гостеприимство и какой контраст с первым днём, спасибо джигитам из Малокарачаевского района Карачаево-Черкессии.

Последние километры пути мы отметили обедом в замечательном придорожном кафе при аэродроме на подъезде к Кисловодску. Вкусно, колоритно и весьма бюджетно, поэтому бескорыстно рекомендую.
Тяжёлый, но прекрасный путь закончен, нас вновь принял в каменные объятия душный город, с бесчисленным количеством автомобилей среди безликих серых коробок.